pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

  • Music:

Презентация «Западного Ляо» в 12 фото, запретных и так себе

Изначально сборник «Западное Ляо» Нестора Пилявского должны были презентовать в крохотном кафе между двумя Макдоналдсами, но его хозяин гнушался политики и всего противоречивого. Когда он узнал, кто такой автор «Ляо», то спешно укрылся в одном из ресторанов спешного питания и объявил, что ничего подобного в своем кафе не потерпит, потому что иначе его закроют. И на всякий случай закрыл кафе сам.


Публика в ожидании


На помощь пришли гостеприимцы из S.T.Art-Gallery. Правда, оказалось, что найти их галерею дело не из легких. Мало того, что взорвали ближайшую станцию метро, так еще и саму галерею отбросило в салон красоты. Вы заходите в салон, там вроде стригут, красят обгрызенные ногти, удаляют мозоли с открытых частей лица, а с другой стороны – и это невообразимо – галерея.


Перед самым началом


Здесь-то и предстояло презентовать книгу Нестора Пилявского. Стихотворцем он стал совершенно случайно. Приехал в Москву, тут же на вокзале познакомился с Алиной Витухновской, которая отдала его путевые заметки в газету с неприличным названием. Так Нестор получил свой первый столичный кров и какое-никакое признание.



Но те времена давно позади, и мы стоим, мы сидим, мы лежим, разглядывая поэта в темных очках, на которые наползает броская челка. Зачем это челка, спросите вы. А зачем поэзия? Зачем реки вина? фуршет с деликатесами? Когда у нас под боком война? соседнее государство агонизирует расчлененное? Вот и новые выборы на носу, а мы обсуждаем челку иммигранта, отобравшего работу у русского московского православного поэта.


Нестор и московская общественность


Но первая бутылка откупорена, ведущая Вера Крачек делает финальный выстрел в портрет врага народа (и глоток вина), и вечер начинается. Ведущая объясняет мокрой, с дождя, публике, что сейчас будет происходить. Многие вообще ничего не понимают – их прямо в креслах выгребли из салона красоты с недокрашенными волосами и сползшими губами.


Вера Крачек улыбается


Вступительное слово их потихоньку успокаивает, и на сцену выходит Пилявский. Это он автор тоненькой брошюрки, изданной крохотным тиражом в микроскопическом издательстве. Тот самый, что приехал когда-то в Москву с горсткой салфеток, испещренных путеводными заметками. Теперь они обрели форму, выстроились в нужном порядке и превратились в книгу.


Это не Нестор Пилявский


Затем публике продемонстрировали придворного драматурга Гоголь-центра Валерия Печейкина. Он рассказал, как познакомился с поэтом, работая водителем троллейбуса. Валерий информировал пассажиров об опасности бесхозных вещей, о которых, не дотрагиваясь, нужно было немедленно сообщать водителю. Но Нестору, непривычному к москальскому выговору, казалось, что речь идет о безвкусных вещах, которые он на каждой остановке приносил в кабину Валерию.


Валерий Печейкин


Драматург тяжело вздохнул, воспоминания навалились на него со всей тяжестью несуществующего. И немедленно уткнулся в миниатюрный телефон, напоминающий овсяную печеньку. В этой печеньке содержалась пьеса о грубом вторжении третьего, постоянно разрушающего двойственный союз.



Печейкин убрал печеньку в карман и слово предоставили главному редактору «Опустошителя» Вадиму Климову, который прекрасно помнил времена бесхозных вещей, что носил по троллейбусу будущий поэт. Однако в своем докладе он сосредоточился на проблеме горящей коровы Андрея Тарковского. Даже зрители без маникюра и целых фрагментов физиономий внимательно вслушивались в волнующий детектив.


Вадим Климов


Алина Витухновская прочитала стихотворение «Здесь Москва — запределье мира», предварительно заметив, что смерть еще ничего не значит, даже на эшафоте все думают лишь о том, как бы набить брюхо, принесите, пожалуйста, еще один бокал красного и тех тарталеток.



После Алины ткань вечера слегка протерлась, и в открывшийся зазор мы увидели победителей Евровидения’2017. Ими стали два андрогина. Великолепные, словно разделенные сиамские близнецы, они позировали в самых сладострастных позах под гул египетских пирамид.


Нестор Пилявский


И уже в самом конце Нестор Пилявский прочитал свои стихи. Напряженная, публика разве что не оргазмировала. Зрители нервно хохотали и бросали взгляды на стол с фуршетом. Стоило поэту выронить книгу, как все повскакали со стульев и ринулись к закускам. Плесните мне еще вина… Подайте, пожалуйста, ту тарелочку… У кого моя вилка, черт подери?



Поэтический вечер утонул в ресторанном эшафоте, как и предсказывала Алина Витухновская, мертвецки пьяная.

[Фото Юлии Клеменовой, Ксюши и Фаризы Муртазалиевой]
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments