pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

  • Music:

Денис Безносов. Блуждания в безумной мгле

Появилась рецензия Дениса Безносова на "Безумную мглу" Маруси Климовой. Называется "Блуждания в безумной мгле", а подзаголовок "Жестокая и ироничная антиутопия Маруси Климовой". А начинается вообще так:

    Очередная книга Маруси Климовой, писательницы сознательно маргинального толка, переводчицы Селина, Жене, Гийота, Виттиг и других писателей, которых можно условно отнести к сфере трансгрессивной литературы. Смысл названия объясняется автором в самом начале – перед вступлением в чтение, – и объяснение подается в свойственной автору игровой манере: «Давно хотела назвать одну из своих книг «Безумная мгла», но абсолютно не представляю, как втиснуть это словосочетание в текст. Чтобы было хоть какое-то объяснение. Лучше всего, наверное, прямо так и начать: «Безумная мгла сгущалась». Иными словами, в заглавии, как, впрочем, и во всем предложенном читательскому вниманию спектакле, нет никакого уловимого и существенного смысла, нет, казалось бы, никакой задумки, нет стройности рассуждений, нет ничего. Из этого нигилизма и исходит автор, беря отрицание за отправную точку.

Прочесть полностью можно здесь.

Второй абзац открывается следующим наблюдением:

    «Безумная мгла» написана в форме собрания дневниковых записей, «мыслей и опытов», однако, поскольку каждая фраза текста пронизана утрированно циничной игрой, кажется, будто дневник ведет не сама Климова, а некий изобретенный ею персонаж (что, конечно, может являться заблуждением). Он не то чтобы ненавидит окружающий мир и людей, его населяющих, он скорее не хочет и уже не может его терпеть – так здесь все очевидно, скучно и глупо.

О чем мы и поговорим. Привычное ускользание писателя – спрятаться за персонажа. В отношении Маруси Климовой такое дублерство выглядит особенно разнузданно. Ведь Маруся – не какой-то Лев Чучучин, пишущий про футбольных болельщиков и нуждающийся в постоянной апологии, что он не футбольный болельщик, а писатель, пишущий о футбольных болельщиках.

В отличие от Льва Чучучина Маруся остроумна, язвительна, содержательна и самостоятельна. Денису Безносову должно быть стыдно, что он ввел дополнительного персонажа, заменяющего Марусю. Ничего из того, что пишет и говорит эта женщина, не нуждается в заступничестве и прикрытии персонажностью.

Легко сказать, что Климова играет роль протухшей капусты, искренней, но неприятной окружающим. Но это будет упрощение. На нежных кретинов Маруся, и правда, производит действие протухшей капусты. Но ведь за это мы ее и любим.

Если вам нравится капуста, а кому-то нет, разве следует прислушиваться к аргументам? Нам говорят: Маруся превратилась в кочан и воняет плесенью, нечистотами, блевотой. Но ведь приятно воняет, парируем мы. Здесь появляются защитники. Они заявляют буквально следующее.

Маруся Климова – величайшая писательница современности. Ей можно вонять произвольным образом, потому что воняет не она, а ее персонаж. Однако это недальновидно. Климова не вечна и ее литература не вечна. Зато запах (вам это скажет любой парфюмер) Климовой сохраняется на протяжении нескольких кальп.

Вселенная умирает и рождается заново, рециклирует себя. Сменяются времена года, стоимость метро, мода, политические и расовые предрассудки, но Маруся остается нетронутой. Галантная интегральная парфюмерия доказала, что стиль являет собой сверх-объект, сверх-идею, сверх-экзистенцию.

Вонь капустного уксуса, так неприятная современникам, есть запах вечности. Стиль характеризует форму, а апология – бессмысленное количество, массу. Мы завидуем Марусе и ее чудесной способности внушать окружающим объяснения без оскорблений. Персонаж вместо человека. И человек вместо персонажа.

(Это было объяснение в любви.)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments