pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

  • Music:

Бессонная ночь опустошения с 19:00 до 21:00

Бессонная ночь опустошения не задалась сразу. За сутки до начала директор Зверевского центра современного искусства Алексей Сосна сообщил, что ограничивает наше мероприятие с 19:00 до 21:00. Мол, на следующий день запланировано еще одно мероприятие, к которому они будут готовиться все выходные, выкроят для нас пару часов, но не больше.

Наверно, играющий в свойского поэта-либерала господин с деревянной фамилией, опасался чего-то, в чем не хотел признаваться. Атаковал нас какой-то чепухой вроде: никакого эпатажа представителей секс-меньшинств (мы люди толерантные, но…) или озабоченностью Андреем Тарковским в нашем вечере (почему Тарковский - недооценённый кляузник? Это существенно!).

Но бог с этим с Алексеем Сосной и его сарайчиком современного искусства. Перейдем к программе вечера. Пронзительной, какой-то даже отчаянной бестолковостью вторгся новый ведущий – Алексей Изуверов. Ведущий начал с исполнения околонародной мути, по всей видимости, ассоциирующейся у него с модернистским наполнением Опустошителя.

Эстафету подхватил Михаил Вяткин. Самый пожилой автор Опустошителя выступил отлично и на фоне с ведущим даже деликатно. Мы вздохнули с облегчением, но преждевременно, ведь Изуверов должен был вести вечер, представлять участников (впрочем, с представлением он справился вполне пристойно).

После на сцену вышла Алина Витухновская, аттестованная эксцентричным ведущим пистолетной блядью. В сдержанной, но весьма сексапильной манере (music is my boyfriend) Алина прочитала свои стихи. Безусловно, это было одно из лучших выступлений вечера, если не по подаче, то по содержанию.

Кузьма Коблов проявился в двух вариациях. Сначала юный поэт прочитал свои нерифмованные стихи-миниатюры. Затем вернулся на место к подруге с татуировкой на плече: женщина с внушительными ногами и дырой в туловище позволяет просунуть в дыру руку другому человеку. Затем Кузьму вызвали снова, на этот раз для чтения рецензии на роман «Скорлупа». К тому моменту уже началась презентация книги Вадима Климова, причем началась посреди Кузьмы Коблова.

Стоит признаться, что мне очень нравится манера чтения Кузьмы. А мнение слушателей, оставшихся недовольными его выступлением, безразлично. Я – pustoshit.

После Коблова к микрофону припал Кирилл Захаров. Он опоздал, пропустил секцию презентации красоты, к которой был приписан, поэтому смотрелся вызывающе неуместно. Но что может быть более неуместным, чем Алексей Изуверов…

Кирилл прочитал текст, названный им сказкой. Он заявил, что хочет опубликовать его в Опустошителе. Что ж, шепнули мы, не имеем ничего против. Но вы же даже не слушали, забеспокоился автор. Это не помеха, уверили мы.

Захарова сменил Алексей Лапшин. Опытнейший автор Опустошителя, он как Беккет для Мерсье и Камье присутствует с ним с самого первого номера. Лапшин – один из самых любимых наших авторов. Правда, его подводит отсутствие артистизма. Живой, глубокий текст часто черствеет в авторском исполнении. А тут еще эта мания чтения рецензий (прием, от которого мы обязательно откажемся в будущем). Алексей исполнил рецензию, которую все желающие давно уже видели на сайте «Свободной прессы».

После Лапшина вечер совсем расстроился. Изуверов решил осадить бывшего партийного товарища и выступить с какой-то особенно непотребной ахинеей. С блестящей физиономией, в мокрой от пота рубахе, отвратительно кривляясь, разве что не переходя на фальцет… Боже ж ты мой…

К счастью, многие гости уже были пьяны, поэтому не придали особого значения самодеятельности Алексея. Однако он разбудил другой инородный элемент – Флота или, более официально, Александра Вальченко. Александр давно таскается по мероприятиям Опустошителя и так бы и оставался стесняющимся смешным человечком неопределенного возраста и пола, если бы удержался от ответа Изуверову.

Главная беда таких вот правдоискателей – несдержанность. Вальченко следовало оставаться безобидным пьяницей, болтающимся по литературным сборищам в поисках бесплатной выпивки и автографов, но он полез на сцену, чтобы ответить самому глупому и болтливому, с позволения сказать, оратору.

О какой литературе или политике может поведать слушателям Флот, этот добровольный пенсионер с застопоренным кругозором?.. Все, что ему пришло в голову – сравнить Климова с персонажем Тургенева, а потом нудно стрекотать о том, что Россия должна стать республикой. В принципе, эта неуместность могла показаться забавной, если бы не косноязычие стеснительного юноши-пенсионера.

Как правильно заметил автор «Скорлупы», вышедший после Флота, двум предыдущим ораторам не хватало монтажа. Монтажа грубого, не считающегося с артистом, а беспощадно разбирающего его на части, чтобы собрать в нечто совершенно иное, удовлетворяющее новому замыслу.

Вадим Климов прочитал рассказ о том, какой должна была стать бессонная ночь опустошения. Его сменил Аркадий Смолин со своим анализом «Скорлупы». Три критических разбора романа – явный перебор на одном мероприятии.

Отпущенное администрацией Центра время подошло к концу. Собравшиеся устремились на улицу. Некоторое время бессонная ночь продолжалась на крыльце сарайчика. Вконец захмелевший Изуверов лип не только к своей рубахе, но и ко всем девушкам, что не успели уйти.

К счастью, продолжилось это недолго. Все особы женского пола разбежались. Осталась лишь одна, пришедшая с двумя юркими молодыми людьми, похожими на обезьянок. Самые стойкие, включая и девушку обезьянок, взяли еще немного алкоголя и двинулись в ночь.

Так все это и завершилось – в непроглядной темени, фрустрации и полном алкогольном беспамятстве. Буквально на краю ночи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments