pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

Презентация Опустошителя^13 в Факеле

Кровавой бойней завершилась презентация культурологического журнала «Опустошитель» в кинотеатре «Факел». Драка, обморок, травмпункт и скорая помощь. Но обо всем по порядку.

Зрители рассаживались по креслам, организаторы неспешно настраивали аппаратуру, и вдруг все началось. Мгновенный разворот событий. Вторжение действия. За столиком перед экраном уже сидят двое: Вера Крачек и Вадим Климов. Девушка берет микрофон и объявляет:

- Брюки Эдуарда Лимонова.


Вера Крачек со спутником


Далее следует текст, который многие читали в предисловии к первому изданию «Капитала» Карла Маркса. Добротный анализ зарождения товарно-денежных отношений, после которого на сцену вышел Нестор Пилявский с серией поэтических фокусов.


Нестор Пилявский


Публика внимательно выслушала поэта.

- Весьма неплохие стихи, - говорили собравшиеся друг другу и кивали головами. Кто-то даже смахивал с физиономии слезинки и капельки пота. В зале установилась творческая атмосфера, где каждый чувствовал свою причастность к искусству и другому.


Публика сбоку


Далее на сцене оказался Аркадий Смолин, инверсирующий своим видом привычный антураж кинотеатра (белый верх, черный низ). Аркадий прочитал рецензию на фильм Тима Бертона «Алиса», эсхатологическую интерпретацию кинематографа после запуска андронного коллайдера.

Фото Аркадия будет потом, а сейчас снова публика.


Публика фронтально. В центре композиции Алексей Лапшин


Ведущая вечера объявила следующее выступление. Вадим Климов, главный редактор «Опустошителя», автор антикапиталистического микроромана «Бесплатное питание на вокзалах» и антиромана «Скорлупа», с долгожданным манифестом Опустошителя.

- …Два десятилетия мы разлагались в клаустрофобических декадентских салонах, и вместе с нами разлагалось все остальное. Плевать на общество – туда ему и дорога, но вот культура… Увы, отказаться от нее целиком не удастся, кое-что придется оставить. Пусть это будут недоумки вроде Пушкина и Горького, их ценность не в них самих, а в их присутствии. Проникновение в культуру возможно только через них. Зарубите себе на носу: всегда через этих кретинов! А уж как вы используете Пушкина с Горьким… кому какое дело.


Вадим Климов


После манифеста и робких хлопков зрителей свет в зале потух и в полной темноте, хоть Батаевский глаз коли, произошел переход из первой секции вечера во вторую. От презентации к публичным слушаниям по делу Андре Бретона, мерзавца и сутенера изящной словесности.


Публика с другого боку


Пришедшим была представлена аудиальная часть Pustoshit TV #12: Правда об Андре Бретоне. После которой на сцену вышел Алексей Лапшин, философ и приятель Эдуарда Лимонова, чьи брюки подверглись тотальной деконструкции в трудах основоположников марксизма.

Алексей выступил с апологией французского мерзавца, объявив его талантливым организатором, связавшим искусство с духовными поисками, которые в конце концов привели к фашизму.


Алексей Лапшин и двухголовый монстр


Как в лучших драматических произведениях, второй акт повторял первый с легкой инверсией. После Алексея Лапшина микрофон взял Вадим Климов, дальний приятель Лимонова, режиссер агитационных роликов Стратегии-31. Вадим выступил с критикой сюрреализма Андре Бретона.


Прекрасная уже публика


Совершенно незнакомый с Эдуардом Лимоновым Аркадий Смолин разобрал метод автоматического письма, главного достижения Андре Бретона, и пришел к выводу, что Бретон - паразит культуры, агент враждебного человеку вируса языка, уничтожившего все зачатки жизни в литературе ХХ века.


Аркадий Смолин обличает вирус языка


Далее была объявлена публичная дискуссия. Любой желающий мог поделиться своими претензиями к Андре Бретону. Но, увы, ни одна собака не взяла микрофон. Презентация завершилась, чему жутко обрадовалось двухголовое чудовище, изображавшее Андре Бретона и Филиппа Супо.


Чудовище сюрреализма


Напоследок хотелось бы поблагодарить Константина Сухана из группы Metro 3 за прекрасное шумовое сопровождение вечера.


Константин Сухан


Гремя откидными сиденьями и недопитыми бутылками, публика бросилась к выходу. На свежий воздух, свободный от творчества и его критики.


Добровольный помощник презентации Лена Горяинова. Пока не начался trash.


На протяжении всей презентации в 700 километрах от Москвы Юлия Минц рвала себе вены, словно струны ситара.


Юлия Минц и струны ситара


- А как же обещанная кровавая бойня? – воскликните вы. – Неужели это все?

- Нет, - скажем мы, потеребив вас за пухлую щеку, - это еще не все. О кровавой бойне будет немного позже. Это всего лишь конец первой части.

[Фото за исключением последнего, хотя и оно тоже: Мария Ефимова (Институт проблем передачи информации).]
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments