pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

  • Music:

Факельная презентация {100+14} в 15 фото и 3 видео

29 января Опустошитель развоплощенным облаком нагрянул в кинотеатр Факел для демонстрации самых передовых достижений отечественного книгоиздания. Достижениями стали «100 уважительных причин не вынимать рук из карманов» и #14, распроданные в каких-то сюрреалистических количествах.

Началось в этот раз незатейливо быстро и без осложнений, что не преминуло сказаться в дальнейшем. Микрофон взяла ведущая Вера Крачек и обратилась к пришедшим со вступительной речью про Алексея Изуверова как предвестника современности.


Альтернативная афиша


Следом на сцену выскочил поэт Кузьма Коблов, зачитавший несколько страниц из #14, страшные как закат Европы.


Кузьма Коблов, пугающий


Презентация на глазах превращалась в международную. Präsentation, présentation, представяне… На экране всплыла физиономия активиста общества «Право на оружие» Якова Шустова, который, увы, средь черноморских волн, стоит напитков разных полн. Анимированными губами Шустов зачитал свое милое обращение:

    Поздравляю знаково-культовый журнал "Опустошитель" с самим фактом его существования. Пусть он как Данко несёт факел своего сердца для освещения тернистого пути русской словесности. Так опустошим же за Опустошитель у кого чего налито!


Яков Шустов, опустошающий


Михаил Вяткин, первопроходец наив/дада, отказался от микрофона, сославшись на и без того занятые руки. Он действительно все время что-то поддерживал. Михаил прочитал несколько миниатюр из жизни безбилетников, которых всюду ссаживают с поездов. И ссаживают вполне заслуженно.


Михаил Вяткин, негодующий


Ведущая объявила, что наступило время главного редактора «Опустошителя» Вадима Климова, который вылез буквально у нее из-под мышки с заготовленной бумажкой о Сиде Вишесе, трагически погибшем от любви к наркотикам.


Вадим Климов читает некролог


Алексей Лапшин, трезвый, но все равно не в фокусе, слегка прокомментировал свою статью из 14-го номера. Комментарии касались сравнений с вечностью, болезненно недооцененной теме современности.


Алексей Лапшин комментирует Алексея Лапшина


Ноа Шекельбургер, еще один поэт из раздела микро, добавила текстуальных столбиков.


Ноа Шикльгрубер


На экране показалось море, а перед морем штормовка Ники Дуборовой, покорившей антресоли Парижа. С речью об этих антресолях или штормовке к публике обратилась Юлия Минц. Холодное и бесстрастное исполнение, словно удачный чертеж.

Фотокарточка моря будет чуть позже, а сейчас… Сейчас Аркадий Смолин, явившийся на презентацию в костюме муравьеда. Его эссе «Несовременный автор» расставило все на свои места в искривленном треугольнике Ника-антресоли-штормовка.


Аркадий Смолин в образе муравьеда


В зале неожиданно погас свет, и на экране показались первые кадры мультфильма «Время смерти» (Les temps morts, 1965). Это совместная работа аниматоров Рене Лалу, Жака Стернберга и Ролана Топора. И одновременно переход презентации во второе отделение. Многие этого не поняли и просто уснули. А зря, потому что и сейчас они не увидят этого панического мультфильма, а увидят его лишь спустя несколько суток.


Коллектив пока еще не расстрелянной редакции


Публика немного осоловела, когда включили свет. Слишком большой объем информации обрушился на нее, еще и в двух отделениях. Уснувшие попадали с кресел и валялись на полу. Чем они там занимались, лучше даже не спрашивать.


Поредевшая аудитория


Но это было еще не все, далеко не все. Вера Крачек сбросила оковы ведущей и прочитала великолепную лекцию «Проект Ролан Топор». Деконструкция главного писателя Опустошителя.


Вера Крачек, лектор


Но дослушать лекцию до конца ни у кого не получилось, ее прервали. Некий человек-таймер, по меткому выражению Юлии Минц, выскочил из духовки и заверещал «Маравьед прав!», «Маравьед прав!», «Маравьед прав абсолютно во всем!». Его пытались успокоить или хотя бы куда-нибудь убрать, но бедолага никак не мог успокоиться и постоянно возникал снова.


Поклонник муравьеда с милым другом


Спустя несколько дней администрация Факела пожаловалась нам на то, что на презентации творилось черт знает что: участники и посетители употребляли спиртное, гасили друг о друга бычки, валялись в мокрых штанах в проходах и глотали топоры. Беспардонное поведение. Потупив взгляд, мы можем лишь стыдливо прошептать «Муравьед прав!». Большего вам от нас не добиться.


Илья Данишевский, продающий книжки «Опустошителя»


Говорят, где-то в промежутке Илья Данишевский, издатель проникновенной французской беллетристики на стыке гей-пропаганды и нацистского реваншизма, читал с телефона sms-ки, но после всего произошедшего верится в это с большим трудом.


Илья Данишевский на фоне моря


Публика потихоньку сползала с кресел, чем и воспользовалась Юлия Минц, которая снова выскочила на сцену и прочитала главу из «Воспоминаний старого мудака», нового ролана Романа Топора, который совсем скоро выйдет в нашем издательстве.


Юлия Минц потешается над старостью и мудаками


Маруся Климова обратилась к аудитории в коротком видео из Цюриха. Она рассказала немного о самоубийствах и прочих извращениях, а так же разобрала вместе с доктором Селином основные ошибки при самоубийствах. Убивать себя нужно весело и непринужденно, как считают жизнерадостные европейцы.



После Маруси не должно было быть ничего. Но кое-что все же произошло. Под самый занавес, когда в зале остались только недотушенные бычки, разбитые бутылки и трупы, трупы, трупы с выбитыми зубами, мы показали Pustoshit TV #17: Пиноккио и Пинцетта. На финальных титрах проектор задымился, и в зал ворвались разъяренные муравьеды.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments