pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

Жюли Реше. Академическая философия vs “Дубль реальности”

Пленительная Жюли Реше написала про «Дубль реальности» нашего малого автора Вадима Климова. Жюли противопоставила его академическим философам и утвердила, что ни один упрек не достигнет Вадима, который теннисным мячиком увернется от них как от теннисной ракетки.

Диоген требовал от мыслителей огорчения. Жаль, что он так и не успел познакомиться с «Дублем реальности». Всю жизнь проторчал в своей бочке и умер не огорченный Вадимом Климовым. Для философа это то же самое, как умереть старой девой.

Зевс спросил Диогена, читал ли тот «Дубль реальности». Диоген был обескуражен, потому что ничего не слышал об этой книге. Ты хотя бы огорчен, спросил его Зевс. Диоген хмуро улыбнулся, из глаза показалась прозрачная слезинка. Не то слово, прошептал он. Зевс потрепал мертвого философа за щечку, которая, как у молодой девушки, была все еще нежной и шелковистой.

А теперь,
Жюли Реше
Академическая философия vs “Дубль реальности”


По словам Ницше, цель философии – опечаливать. Никого не опечаливающая философия не недостойна считаться таковой. Эта мысль не принадлежит Ницше, он заимствует ее у Диогена. Когда при нем хвалили какого-то философа, он возражал: что же великого может быть в этом мыслителе, если за многие годы занятий философией он никого не огорчил? Следуя мысли Диогена, Ницше предлагает в качестве эпитафии начертать на могиле университетской философии: “Она никого не огорчила”.

К счастью, Вадим Климов – не академический философ. Тех образов, стилистических приемов и терзаний мысли, из которых состоит книга философских замечаний “Дубль реальности”, академическая философия не терпит, больше того, они сущностно противоположны тому, на чем зиждиться эта философия.

В одном из замечаний Климов пишет: “По мере старения человечества сужается интеллектуальное пространство. Повсюду запретительные флажки: нацизм, фашизм, коммунизм, шовинизм, империализм, национализм, солипсизм, колониализм, идеализм, материализм, вещизм, сексизм, алкоголизм и прочие непотребства. В установившемся вакууме, где ни слова нельзя произнести, не будучи уличенным в неприличном изме, на сцену выходит самое пустое, безыдейное, циничное и утилитарное”. Конечно же, можно представить себе академического философа, который станет так утверждать, но представлять его непременно стоит стонущего и истекающего кровью или находящегося на смертном одре, когда ему больше нечего терять.

Вероятно, прочитав размышления Климова, может возникнуть соблазн упрекнуть его в том, что он не знаком с современными тенденциями, в соответствии с которыми, к примеру, уже много десятилетий существует негласный запрет на рассуждения о фашизме. О нем позволительно говорить только в изобличительном контексте. Но этот упрек будет невалиден, Климов, как никто другой, знаком с этими тенденциями. Его философия – это смелость не следовать им. На него не действуют ограничительные флажки, указывающие, что именно может служить материалом для философских рассуждений и как следует работать с этим материалом, и еще в меньшей степени он озабочен тем, как воспримут его современные интеллектуалы. Этим, собственно, он их сильно огорчает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments