pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

  • Music:

Русский разрыв Стаса Курашева

Случайно узнал, что в начале 2016-го года умер Станислав Курашев, автор первых 11 номеров «Опустошителя» за вычетом 10-го. Курашев входил в первое поколение опустошителей, ныне в журнале их осталось всего двое, можно смело заносить в Красную книгу.

Опустим подробности смерти на больничной койке – они интересуют одних старух. Больница – не самое лучшее место для смерти поэта, хотя Станислав и приспособил ее для жизни и, что еще более поразительно, для творчества. В #3 опубликован его больничный дневник, местами весьма забавный.

Со Станиславом я познакомился задолго до появления «Опустошителя» и очень ценил его, как писателя, нередко натыкаясь на недоумение со стороны окружения. В Курашеве в наиболее полной мере реализовался излюбленный русский разрыв между талантом и признанием. Буквально самый недооцененный литературный талант наших дней, проживший в полной провинциальной безвестности.

Я всегда крайне терпимо относился к критике со стороны Стаса, но под конец нашего общения она приобрела характер самоизъятия. Что-то в моей деятельности его круто не устраивало, и Стас пытался вычленить себя из неугодного контекста. После того, как я (с объяснением причин) не взял его рассказ в #12, Станислав прислал мне такое письмо:

    Привет.

    Просто наши пути кардинально разошлись даже не пути – мировоззрения.

    Я остался честным нищим поэтом, ты же из неплохого парня и не такого уж плохого писателя превратился черт знает во что - издателя плохих книг и автора идиотских перформансов совершенно убогих по своему смыслу.

    К тому же твое ЧСВ повысилось до предела.

    Во всем, что ты делаешь, нет ничего живого, настоящего, все выходит мертворожденным из твоих рук.

    Может, мой рассказ и плох, но поверь, он будет лучше всего напечатанного в журнале.

    Как и рецензия на Вяткина лучше всех вместе взятых рецензий на этого графомана.

    Ты сознательно уничтожал все живое в журнале, чтобы подогнать его под твое новое мировоззрение; сначала пришла очередь Кривченко, теперь уже не будет и меня, и ты остаешься один - ты и легион графоманов.

    "Опустошитель" мне не был нужен, сейчас же выяснилось, что "Опустошителю" не нужен я.

    На этом можно поставить точку.

После этого мы действительно прекратили общение. А жаль: в планах значилось даже издание его романа отдельной книгой. Правда, все права были давно проданы одному странному московскому издательству, но когда нас это останавливало.

В моей библиотеке присутствуют три книги Стаса, любовно им подписанные. Насколько я знаю, больше у Курашева ничего не выходило.

В отзыве на #11, посвященный смерти, поэт писал: «Хочу умереть в порту, под дождем. Играет саксофон, и на мое убийство выезжает детектив в плаще и шляпе, он устал и слишком стар для всего этого дерьма».

Увы, все вышло совсем не так.


Станислав Курашев
Tags: #11, #12, #3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments