pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

  • Music:

С презентации "Второго футуризма"

Перед презентацией заглянули в книжную лавку Ходасевич, во дворике которой водится невероятное количество крыс. Причем громадных - размером с трехлетнего ребенка. Веганка Маша взяла крыс на попечение и поклялась кормить их не менее трех раз в неделю. Кормить и взбивать перину.

В Ходасевиче продалось хорошее количество Опустошителей. Наверно, в лавку повадился ходить маньяк, испытывающий сладострастие от покупки инверсивного журнала. Нам он только на руку. Прикупили по случаю пару книжек: "Сад, Фурье, Лойола" Ролана Барта и "La machine infernale" Jean Cocteau.

Хозяин магазина был сдержан и (нам показалось) немного испуган. Прошлую продавщицу вывесили в зале, увесив значками, тоже участвующими в продаже.

- Продаются значки, но не девушка, - объяснил Ходасевич.

- Девушку вы съедите сами? - спросил кто-то из нашей компании, после чего нас выставили за дверь.

И правильно сделали, потому что нужно было допивать клюквенный Бульбаш. Прямо в подворотне, отгоняя назойливых крыс, без стаканчиков и салфеток.

После отправились в Циолковский на презентацию "Второго футуризма". Там нас уже ждали Денис Безносов, Кирилл Захаров, Сергей Кудрявцев и безымянные рецензенты, которым мы раздали экземпляры "Жильца". Кстати, спешите поскорее купить нашу книжку, потому что 4/5 тиража отправились на книжную ярмарку в Марсель, где его разберут жадные до Топора французы. Иванам останутся неприличные крохи.

Извините, еще одно отступление. Ходасевич анонсировал последнюю книгу "Опустошителя" так:

    Помните как сто лет назад мы зачитывались книгой про Принцессу Ангину?!
    Нет?
    Ну и ладно.
    Тем не менее, автор той книги, под неприятной фамилией Топор, появился на наших книжных полках, изданный Опустошителем. В серии "Мёртвый текст". С пренеприятнейшей челюстно-лицевой обложкой.

Простим работникам торговли эстетическую промашку, заметим лишь, что знаменитую "Принцессу Ангину" написал совсем другой Ролан Топор. Тоже неплохой писатель, но не чета нашему, челюстно-лицевому сюрреально-абсурдистскому монстру.

Так вот, презентация "Второго футуризма". Чего на ней только не было. И выступление издателя Сергея Кудрявцева (не в смысле издающего его тексты, а самого Кудрявцева в качестве издателя), и выступление составителя, переводчика и автора вступительной статьи обворожительной Екатерины Лазаревой, и выступления доктора искусствоведения Екатерины Бобринской, и выступление писателя-продавца Алексея Цветкова, и выступление исследователя Константина Дудакова-Кашуро, и выступление поэта-исследователя Дениса Безносова, прочитавшего манифест и стихотворение собственного сочинения про салями. Начало в 20.00, приглашались все желающие.

Маленькая ремарка. Алексей Цветков задержался в парикмахерской, поэтому участия в презентации не принял. Он присутствовал лишь вырванной из его последней книги страницы с успокаивающим предложением:

    Она поднялась с кресла и замолчала.

Многочисленные зрители пялились на выступающих (всех, кроме Алексея Цветкова), за спинами которых виднелся Китайгородский проезд. Мы вышли на улицу, чтобы распить бутылку дешевого Флотовского виски и так получилось, что оказались в прямоугольнике окна за говорящим Сергеем Кудрявцевым.

Второй футуризм, продолжающийся фашистским искусством, и опустошители-дегустаторы со вскидывающим руку в римском приветствии Флотом. Коктейль алкогольного непотребства, одновременно прекрасный и безобразный.

Мы, конечно же, вернулись потом в зал и прослушали необходимый минимум выступлений. Из которых засела в памяти речь исследователя Константина Дудакова-Кашуро. Он отметил глубокую содержательность манифестов итальянского футуризма, которые не просто предвосхищали явление футуризма, но анализировали его, программируя дальнейшее развитие искусства XX века.

Мы задались вопросом. Разве не сообщением о намерениях служит манифест? Зачем ему что-то предвосхищать и, тем более, описывать дальнейшую программу. Манифест – это художественное произведение, стилизованное под документ. Цветастый фрактал вместо фотографии в паспорте. А не…

Но мы отвлеклись. Крысы Ходасевича, точнее, выступающие закончили говорить, презентация завершилась. Мы выпорхнули из Циолковского, словно пятая книжка Опустошителя с типографского станка, и направились в питейное заведение.

Где разработали концепцию собственной презентации, непохожей не на что.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments