pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

Categories:
  • Music:

У Маруси

Во время посещения Санкт-Петербурга, уже успевшего обрасти массой слухов, пообщались с marussia Климовой, легендарной переводчицей главных произведений подрывной французской литературы, а так же самой известной писательницей окрестностей Невы.

Маруся встретила нас у себя дома в одной комнате с философом Вячеславом Кондратовичем. Делегация "Опустошителя" во главе со мной состояла еще из Веры Крачек, представленной в #9 пасквилем про отца, и Александра Донова, под видом glukaza поддерживающим и представляющим в Петербурге наш журнал.

Увы, фотографий со встречи не сохранилось. Целый ворох разметал над Невой порывистый июньский ветер. Поиски карточек почти ни к чему не привели – нашли единственное фото. Самый радикальный философ современности Жан Парвулеско, присоединившийся к инверсивной делегации сразу после посещения marussia, словно выброшенный ею из окна.


Жан Парвулеско: из "Последнего дыхания" Годара-1960 в Петербург-2013


Встреча прошла в формате трое против двоих. Численное неравенство сгладили алкоголем: от "Опустошителя" бутылка вина, от "Общества друзей Л.-Ф. Селина" полторы бутылки коньяка и пять капелек водки. Расселись за круглым столом, встреча началась.

- Вы потом все скрупулезно опишете в своем блоге? – поинтересовалась Маруся.

- Нет, нет, что вы, - заверил я.

- Действительно, - продолжила marussia, - эти подробности не для всего мира. Хотя было бы забавно, окажись они на всеобщем обозрении.

Поговорили о современной декадентской сцене: трансвеститы, сумасшедшие сочинители, пышные певицы, люди, беспрестанно теряющие конечности, гомосексуалисты, меняющие жен как презервативы, легендарная труппа бездомных, к которой убегают супруги самых знаменитых представителей культуры.

То и дело Маруся интересовалась, знаем ли мы того или иного декадента. Нет, мы никого не знали.

- Что же вы, в закупоренной бочке живете? – негодовала писательница. – Стыдно быть такими невежами. Давайте я покажу вам несколько роликов.

Один за другим последовали впечатляющие видео без единого лайка, только с руганью и угрозами пользователей. В какой-то момент marussia повернулась ко мне и спросила, зачем я писал про нее гадости. Словно удар поддых.

- Но это не я писал про вас гадости… - залепетал я. – Какие-то другие…

- Это все понятно, - согласилась знаменитая писательница. – Но что вы имели в виду?

Немного успокоившись, я рассказал, что воспринимал нашу полемику как игру, своеобразный обмен ругательствами.

- Эскалация непристойностей: я начинаю, вы подхватываете и так далее…

Все облегченно опустошили стопки с коньяком.

- Я вас простила, - примирительно произнесла marussia. – Вы ведь такой же как мы, грех на вас обижаться. Особенно после того выступления на вечере Мамлеева. Не хотите принять участие в фестивале декаданса "Черные ночи"?

Мы обсудили третий фестиваль "Черных ночей". Возможно, он станет совместным проектом "Общества друзей Л.-Ф. Селина", движения "Аристократический выбор России" и инверсивного издательства "Опустошитель". Со всех столиц и прилегающих деревень прибудут затравленные декаданты, чтобы выступить на сцене нашего кабаре "Вольтер".

Выпито было уже немало, задумали даже совместный фильм. Вернее, идея уже существовала, разработанная "Аристократическим выбором России". От нас лишь требовалось видео и персонажи. Минималистский шедевр на основе текста известного французского писателя. Это будет грандиозно и отвратительно в лучшем смысле слова.

- Как там Алекс Керви? – осведомилась Маруся Климова. – Вы нашли ему жену? Или бедняга все еще в психушке?

Последовал занимательный список удачных и неудачных психиатрических клиник Петербурга. Александр Донов, прекрасно владеющий предметом, сделал несколько замечаний, с которыми Марусе и Вячеславу пришлось согласиться.

- Керви уже на свободе, - заявил я. – Но жену для него найти трудно.

- Слишком привередлив?

- Нисколько. С одной стороны у Алекса уже есть супруга, правда, довольно условная и, как кажется редакции, не подходящая. С другой стороны, никто из потенциальных невест не проявляет должного интереса к знаменитому переводчику.

- Намекаете на меня? – резко осведомилась marussia.

- Ни в коем случае. Я имею в виду Алекса Керви, он тоже в своем роде переводчик. Не такой знаменитый как вы, но мы в шутку называем его именно так. Но как жениха его никто не воспринимает, хотя у Керви солидная библиография.

- Знаю, - закивала Маруся. – T-ough Press, мутные разборки из-за гонораров и тому подобное. Он все еще рассказывает про пистолет Макарова?

- Рассказывает. Макаров, офицерство ГРУ, военные действия в Югославии, заднее сиденье Ангелов ада, куда ему разрешали иногда садиться, ассистирование Хантеру Томпсону на обеде у королевы Нидерландов.

- Ничего не меняется, - marussia покачала головой.

Я подлил супругам коньяка. И тут начался рассказ про уже имеющуюся у Керви жену, которая живет отдельно от Алекса, но вместе с ребенком, родившимся в тот самый день, когда Керви упекли в псих.диспансер, с мамой и сорока тремя кошками.

- Сорок три кошки! - изумилась Маруся. – Они конечно хорошие, но очень вонючие. Даже одна, а тут сорок три.

- Да, сорок три. В двухкомнатной квартире, которую снимает для них Керви. Вообще-то хозяин жилища запретил кошек, даже одну, но он ничего не знает. Приходит раз в месяц за деньгами, на это время кошек распихивают по друзьям и знакомым. Бедный Алекс Керви вынужден мотаться на метро с двумя перевозками по одной в каждой руке, уговаривая друзей и малознакомых людей приютить животных хотя бы на сутки. И так каждый месяц.

- Потрясающе!

- Но недавно, вроде как, от кошек избавились.

- Куда же их дели?

- Выбросили на улицу. Никакой приют не принял бы такое количество. А бегать по разным приютам у Алекса не осталось никаких сил.

- Это суровое испытание, - согласился Вячеслав Кондратович.

- Не знаю, - вмешалась marussia. – Раньше у меня были симпатии к Керви, какая-то даже жалость, а теперь я его нисколько не жалею. Так поступить с кошками! Практически как Николай II. Тот пачками расстреливал кошек. Очень любил разные зверства и аккуратно подсчитывал трупы в дневнике: сегодня пристрелил пятнадцать кошек. Твердолобые большевики эту деталь в пропаганде опустили. А зря – могло получиться очень здорово.

- Может быть, у Алекса Керви теперь получится, - предложил я.

- Что получится? – уточнил Вячеслав.

Алкоголь подошел к концу. Точнее, кое-что еще оставалось, я заметил несколько бутылок в баре, куда заглядывала Маруся, но нам было пора. Несколько жаждущих встречи друзей и подруг неслись к улице Марата с разных сторон.

Напоследок обменялись книжными подарками. "Опустошитель" расщедрился "Магнитными полями" и "Бесплатным питанием на вокзалах" Бретона, Супо и Климова, а "Общество друзей Л.-Ф. Селина" выдало нам ценнейший раритет "Селин в России", каждому по экземпляру, и в придачу фонетическую "Книгу" Пьера Гийота лично мне (теперь в редакционном музее есть весь переведенный Гийота, кроме "Воспитания").

Огромное за это спасибо. Мы помним все. Каждый подарок. И благодарим Л.-Ф. Селина за таких радушных друзей, "Аристократический выбор России" и лично marussia Климову и Вячеслава Кондратовича. Июньская встреча открывает новые горизонты инверсии и декаданса в России.

А чуть позже и во всей необитаемой вселенной.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments