pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

  • Music:

Аркадий Смолин. Провокационная нормальность

Первый отзыв о небрежной презентации #10.

Аркадий Смолин
Провокационная нормальность


Презентация Опустошителя удивила своей традиционностью. В контексте перверсивного имиджа издания и заявленной оным инверсивности, такая показная нормальность выглядела чересчур провокационно. Хочется надеяться, что в следующий раз авангардный журнал выберет формат более предсказуемый для своих читателей.

Наиболее прогрессивными авторами предсказуемо оказались эмигранты. Маруся Климова и Ника Дуброва показали пример, как может выглядеть презентация издания, претендующего на выпадение из мейнстрима. Во-первых, они не читали свои тексты из последнего Опустошителя (с которыми все уже и так успели ознакомиться). Во-вторых, они вообще не читали свои тексты.

Маруся была дигитализирована, а Ника – леттризирована. Первая записала выступление на видео, вторая – прислала письмо, которое зачитала случайная прохожая. Таким образом, не использованными еще остались визуализация и аннигиляция (например, замена текста ассоциативно подобранными автором изображениями, а также – подмена текста бесконечными комментариями до утери или выворачивания первоначального смысла). Звучание отстраненного от живого автора текста стало самым запоминающимся моментом презентации.

Доказательство чему – реакция железнодорожников. Они циклично бродили на вершине насыпи, что выглядело бы, как закольцованная инсталляция, если б они периодически ни замирали, резонируя с доносившимися словами. Экспрессия текста, лишенного для них постижимого смысла, воздействовала физиологически. Когда звучал текст Климовой, один железнодорожник стал размахивать руками. Когда зачитывали Дуброву, другой железнодорожник присел, а встав – споткнулся. Это выглядело как одни из самых запоминающихся событий в их профессиональной жизни. Когда же поэты-ветераны на презентации стали показывать фокус превращения частушек в стихи, на насыпь и вовсе высыпали бомжи, прятавшиеся с другой стороны. Вряд ли это совпадение – скорее, искажение текстом предсказуемости пространства, чем и должна, видимо, заниматься литература, на которую ориентируется Опустошитель.

Помимо технического решения, выступления Климовой и Дубровой запомнились и сюжетным ходом. Никто из присутствующих не решился в этом признаться, но отметили, наверняка, все: авторские импровизации стали главной ценностью презентации. Казалось, состав участников и их статус, как и все прочее на презентации, располагает к тому, чтобы просто рассказать о наблюдении, последней мысли или вывернуть наизнанку смысл представленного в журнале текста, раздув его детали до размера отдельного рассказа.

Маруся Климова рассказала о последних впечатлениях. О том, как лысые плавают на спине, негритянки смотрят телешоу, а парижанки толстеют от гамбургеров. Как это связано с детством, журналом, литературой и вообще всеми собравшимися – решительно непонятно. Тем и прекрасно. Еще лучше выступила Ника Дуброва, которая попыталась объяснить профессию героя своего рассказа. Делала она это настолько сбивчиво, что заставила заново поверить в жизнеспособность метода кат-ап Гайсина-Берроуза.

Выхватывая в случайном порядке объекты окружающей ее реальности, которые не попали в рассказ, Ника пыталась натянуть на них профессию своего героя. Такое распыление смысла привело бы к интригующей деконструкции персонажа, если бы Ника ближе к середине письма не отвлеклась, задумалась о постороннем, после чего ее рука уже без участия мозга автоматически продолжала компоновать текст письма из слов наиболее часто употребляемых автором в повседневной жизни. Так метод кат-ап слился с методом ризомы, облачных ассоциаций. Вместо деконструкции рассказа получилась деконструкция автора, что сделало Нику, вероятно, главным героем презентации.

Заслуживает уважение визуальное оформление презентации. Особенно это касается подбора персонажей. Если положенный на барную стойку мужчина, как и юноша, постоянно перебивавший авторов просьбами сдавать деньги на общежитие москвошвей, были достаточно предсказуемыми решениями, то изучение дезинтегрированных двойников позволяло гостями не заскучать на самых монотонных текстах.

Главным дизайнерским успехом организаторов стало приглашение трех частичных двойников Дмитрия Пименова. Каждый по отдельности мало чем напоминал оригинал, но сидели они рядом, поэтому их лица и фигуры, как пазл, складывались в образ известного поэта и художника. Так что нет ничего удивительного в том, что сам Пименов на презентации отсутствовал. Удивительно другое – одним из первых на встречу пришло Серое Фиолетовое. Однако вел встречу почему-то другой трансгендер.

В заключение, хочется отметить два факта. По пути на презентацию Опустошителя я встретил белую лошадь. Она стояла в пустом подземном переходе на Парке Культура. Наверное, в этом был какой-то смысл, но с ее губ капала слюна, а белки глаз налились кровью. В ходе же самой презентации на веранду поднялся местный бродяга в плюшевой кепке. Он сел рядом с бородатым мужчиной, который был вызван на презентацию в качестве философа. «Какова заявленная тема?» - спрашивал у философа бродяга. Философ склонял голову и грустно улыбался. «Здорово!» - отметил немытый человек в кепке. Пожалуй, мне придется с ним согласиться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment