pustoshit (pustoshit) wrote,
pustoshit
pustoshit

Categories:
  • Music:

Инцидент в Фаланстере

25-го сентября прошел митинг в защиту РАН, в котором мы, декадентский журнал о загнивании и опустошении, просто не могли не поучаствовать. "Опустошитель" прибыл на мероприятие в слегка деформированном состоянии, но сразу получил зеленый значок "SOS! Спасем науку", поэтому все прочие вопросы ни к чему. Зарубите себе на носу: мы спасали науку.

Недолго покрутились на Большой Дмитровке, где неожиданно схлестнулись с представителем другого непримиримого журнала - "Химия и жизнь" (назвали их позором отечественной журналистики) – а потом митинг закончился и ученые устремились домой.

Оказавшись на Тверской улице, мы приняли решение зайти в знаменитую пекарню Фаланстер. Нужно было уладить кое-какие вопросы. Дело в том, что раньше мы поставляли в Фаланстер свою продукцию, чем были весьма довольны, пока не вмешался интеллектуальный центр пекарни Борис Куприянов.

Борис обнаружил, что мы клевещем на них в публичном пространстве, не защищенном от беременных женщин, детей и животных, и приказал прекратить. Послушный коллектив безропотно зачитал нам директорский приказ, на чем, казалось бы, наше сотрудничество должно было прекратиться, но случилось иначе.

Вмешались влиятельные силы, которые принудили Бориса немного поднапрячься и продолжить принимать у нас мучную продукцию. Куприянов потеребил физиономию трудовой лапой, немного подумал и согласился. Сотрудничество возобновилось.

Его пытались саботировать некоторые кассиры Фаланстера, проводящие наши изделия мимо кассы, но в целом мы остались довольны. И до недавних пор в таком состоянии и пребывали (мы имеем в виду митинг в поддержку РАН).

После которого решили заскочить в знаменитую пекарню проверить как дела. Все оказалось замечательно: горячие булочки на прилавке, штат за кассой, торговля идет бойко. Мы обратились к сотруднику, оказавшемуся Алексеем Юсевым, знаменитым киноведом.

Мы спросили, почему так долго нет заказов, Юсев. Юсев немного потеребил лицо, захихикал и ответил, что заказ скоро будет. Мы сказали, что давно его ждем и совершенно выбились из сил, когда же заказ наконец случится. Юсев еще раз потеребил лицо, снова захихикал и повторил, что заказ будет с минуты на минуту, а нам лучше покинуть заведение, чтобы его не пропустить.

Стоит заметить, что с нами крутилась знаменитая Маша, которую изгнали из дурдома. Так вот, Маша влезла в разговор с одним из сотрудников пекарни и попыталась откусить кусочек от его булочки. Чего сотрудник не потерпел и заявил, что изгоняет (уже изгнанную из дурдома) Машу из Фаланстера до тех пор, пока она не протрезвеет или хотя бы не начнет вести себя пристойно.

Маша, у которой нервы и без того были расстроены изгнанием из дурдома и закрытием РАН, заявила сотруднику, который был практически неразличим под слоем муки, что не намерена разговаривать в таком тоне и пусть он сбавит обороты, иначе она за себя не ручается.

Булочник напрягся и, зажав между ягодиц пару кренделей, выскочил на улицу. Мы подумали, он там успокоится, и продолжили беседу с Алексеем Юсевым, но знаменитый киновед утратил способность к диалогу и нервно смеялся, призывая остальных сотрудников не обращать на нас внимания.

Распоясавшаяся Маша потребовала сатисфакции, заявила, что заколет любого фаланстерца как курицу, особенно того, что выбежал. И еще Маша попросила извинений. Она сказала, что если такая пекарня как Фаланстер, известная своими непримиримыми левыми взглядами, будет затыкать рот пьяным женщинам вроде нее, то нас всех ожидает… Так и сказала: нас всех ждет…

Юсев поправил физиономию, устало взглянул на ряды дымящихся булочек, бросил сотруднику, чтобы добавил еще изюма, и ушел в себя. А через мгновение в пекарню ворвался патруль из трех овчарок режима. Их привел тот выбежавший сотрудник, у которого отвалилось ухо из-за Машиных заигрываний.

Он показал на нас, молодых ученых только что с митинга, и сказал ФАС. Овчарки окружили нас и спросили, в чем дело. Мы объяснили, что здесь происходит надувательство, не докладывают изюм в булочки.

- Да знаем мы! Знаем! - гавкнула главная овчарка. - Нас попросили вывести вас вон и расстрелять за углом.

Маша упала псам режима в ноги и стала умолять не расстреливать нас так рано (действительно, было часов 10 утра), а отпустить. Псы согласились и отпустили нас на все четыре стороны.

Проводив их до Тверской, мы вернулись в пекарню и поинтересовались у кассира Юсева о возобновлении сотрудничества, стоит ли ждать заказа. Кассир заверил, что стоит: сотрудничество превыше всего, просто держите эту дурдомную (кивнул на Машу) подальше от сотрудников пекарни.

Через мгновение снова ворвались псы режима и выдворили нас во второй раз. На улице они спросили, чего мы хотим, не похуй ли нам на этот не доложенный изюм.

- Не похуй, - сказала Маша. - Мы за справедливость! За науку! За РАН! - И показала наши значки.

Псы посрамлено опустили морды и уехали в отделение. Оставив нам на выбор пару возможностей: вернуться в пекарню или продолжить веселиться в другом месте. Может показаться странным, но мы выбрали второе. И до сих пор ждем заказа от кассиров Фаланстера, словно лохи, как сказала бы marussia Климова.


С седым ученым в защиту Российской Академии Наук
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments